Статьи, лекции, доклады

Лекция на тему «Талантливый композитор из рода Аксаковых»

Подготовила   Барабанова И.В.,  экскурсовод  музея.   Январь, 2021

 

В большой и дружной семье Сергея Тимофеевича и Ольги Семеновны Аксаковых знали и ценили народные песни. Художественные (включая музыкальные) интересы их сыновей и дочерей не оставались без внимания. Тонкий вкус обнаруживал в своих замечаниях о музыке, встречающихся в письмах к родным, Иван Сергеевич (1823—1886). Незаурядными музыкальными способностями (в том числе композиторскими) поражал окружающих рано умерший младший сын С.Т. Аксакова — Михаил Сергеевич (1824—1841). Хорошие вокальные данные были у дочери писателя Надежды Сергеевны (1829—1869). Исполнение ею украинских народных песен очень нравилось Н.В. Гоголю. Причем, по свидетельству современников, бывавших вместе с писателем в доме Аксаковых в начале 1850-х годов, Надежда Сергеевна пела не только уже опубликованные, но и записанные ею от Н.В. Гоголя мелодии.
Музыкальность рода унаследовал и праправнук С.Т. Аксакова — Сергей Сергеевич (1890—1968), композитор и педагог, ученик К.Н. Игумнова и А.Т. Гречанинова; в его творческом наследии — симфонические, хоровые, инструментальные произведения, романсы, песни.
Впервые имя Сергея Сергеевича Аксакова широкой советской аудитории стало известно в 1962 г. после выхода статьи, напечатанной в альманахе «Волга» в связи с розысками потомков С. Т. Аксакова.
  Сергей Сергеевич Аксаков, известный русский композитор, родился 24 декабря 1890 года (по старому стилю) в Самаре, в семье коллежского секретаря Сергея Григорьевича Аксакова и Серафимы Ивановны (урожденная Свешникова, дочь контр-адмирала). Окрестили мальчика 6 января 1891 года в Самарской Преображенской церкви. Крестными были брат матери приват-доцент Императорского Санкт-Петербургского университета титулярный советник Митрофан Иванович Свешников и сестра отца, дочь тайного советника Ольга Григорьевна Аксакова, которая была любимой внучкой С. Т. Аксакова. Сережа был третьим ребенком в семье. Старшей Марии в это время было почти шесть лет, Константину шел третий год.
Как подобает детям дворян, маленький Сережа учился в знаменитой Поливановской мужской гимназии в Москве, где одновременно занимался по классу рояля у профессора К. Игумнова, по композиции у композитора А. Гречанинова и по музыковедению у профессора Ю. Энгеля. С 1904 по 1911 год под их руководством он усвоил программу консерватории. Отец Сережи тоже был неравнодушен к музыке и прекрасно играл на скрипке.
Сергей Григорьевич в 1891 году был земским начальником Бузулукского уезда. Семья проживала в Санкт-Петербурге и Москве, а летом поселялась в своем имении Страхово Самарской губернии.По настоянию отца, который хотел, чтобы сын стал юристом (это было традицией в роду Аксаковых), Сергей поступил в Императорский Александровский лицей. Но музыку не забросил, он брал уроки у композитора С. Ляпунова (продолжателя традиций «Могучей кучки»). В семье Ирины Сергеевны Аксаковой — дочери Сергея Сергеевича — сохранилась фотография отца в лицейской форменной накидке, отделанной бобровым мехом. Как позже вспоминал композитор, такой наряд мог позволить себе не каждый учащийся. «Устав братства лицеистов» допускал возможность надевать эту роскошь на студенческие вечеринки по очереди. Со временем бобровая накидка насквозь пропиталась винными и табачными парами, которые не могла выветрить ни одна чистка.В 1914 году, окончив лицей, Сергей Сергеевич получил должность губернского секретаря в Отделении Свода законов в Государственной канцелярии. В это же время он начал давать концерты в Москве, Киеве, Минске. Его музыкальные произведения публиковались в Петербурге и Киеве. О его творчестве писали многие краеведы. Сергей Сергеевич был женат дважды, хотя сведений о первом браке практически никогда не указывал. Его избранницей стала сверстница, уроженка Самары, дочь генерала от инфантерии Вера Евгеньевна Уссаковская. Начавшаяся вскоре Первая мировая война резко изменила жизнь молодоженов. 16 февраля 1915 года Сергей Сергеевич, прервав государственную службу, поступил в Пажеский корпус, где по окончании ускоренного курса ему было присвоено офицерское звание. В 1916 году он в качестве начальника отряда Общества Красного Креста был направлен в Полоцк, затем в Ригу и Псков. В 1918-м г. отряд был расформирован, и наш герой через Самару в 1920 году уехал в Харбин. К тому времени его родители умерли, подрастала маленькая дочка Вера, нужно было кормить семью, да и Советской России было совсем не до музыки.
Но и в Харбине пришлось работать в самых различных местах: и заведующим климатической станцией на КВДЖ, и в штате врачебно-санитарной части, и агентом экономического бюро. Когда служба стала давать стабильный заработок, Аксаков параллельно начал педагогическую деятельность в Харбинской высшей музыкальной школе имени Глазунова.
В феврале 1930 г. Аксаков впервые на шанхайской сцене открыто заявил себя как композитор. О нем и его творчестве появляются статьи и рецензии, в частности, один из рецензентов отмечал: «Проживающим сейчас в Шанхае музыкальным критиком и композитором С. С. Аксаковым… до сего времени написано 30 отдельных романсов, много фортепианных пьес, симфоническая картина «Из Данте», сонаты, несколько хоров, начата опера «Психея» и др. В первом периоде своего творчества… композитор С. Аксаков чистый лирик. В этом периоде его творчество можно включить в плеяду направления в России, как Гречанинов и Аренский. Но последний период музыкального творчества С. Аксакова представляет собою сферу новых особых исканий. Это направление мы попытались бы охарактеризовать как стилизацию реализма, своеобразный и самобытный «неореализм». Здесь особенно глубок и волнующ цикл вокальныхинтерпретаций произведений замечательной русской поэтессы Анны Ахматовой. Есть у С. Аксакова и музыка на слова такого сложного автора, как Алексей Ремизов. В данное время композитор Аксаков ведет переговоры о дальнейшем, прерванном революцией, издании своих произведений как с парижскими, так и с американскими издательствами…»
В самом деле, в августе 1929 г. в «Шанхайской Заре» сообщалось, что «композитор С. С. Аксаков получил предложение одной из крупнейших американских издательских фирм «Сэм Фокс Паблишинг Компани» предоставить этой фирме право издания своих музыкальных произведений.Эмигрантские газеты тех лет печатали не только статьи и заметки признанных знатоков музыки, но и отзывы благодарных зрителей. Так, в «Шанхайской Заре» среди многих было опубликовано следующее письмо: «Милостивый Государь, господин Редактор! Позвольте нам, группе русских слушателей-посетителей камерных концертов Арт-Клуба, через посредство Вашей газеты выразить искреннюю благодарность этой организации за редкое музыкальное и эстетическое наслаждение, которое нам доставили эти концерты. Тщательный выбор программы, вдумчивое отношение к делу, участие таких высокоодаренных и тонких артистов, как гг. Захаров, Аксаков, Шевцов, Крылова, Бурская и других не могло не вызвать горячего отклика слушателей. Особенно же нам, русским, хочется отметить исключительно талантливое и проникновенное исполнение г. С. Аксаковым «Града Китежа», которое оставило незабываемое впечатление. Группа слушателей»
Но если внешне жизнь устроилась, то в личной жизни все было не так просто. Радовала дочка (ее всегда, даже когда она была взрослой, звали Лялей, чтобы не путать с мамой Верой Евгеньевной), а женой взаимопонимания не было. Вскоре их брак распался, и Вера Евгеньевна связала свою дальнейшую судьбу с состоятельным эмигрантом Василием Ивановичем Лавровым.
Незадолго до боевых действии на КВЖД Сергей Сергеевич получил приглашение работать в Шанхайской государственной консерватории в качестве профессора фортепианного класса. Заработная плата (это 96 юаней в 1920-м и 220 юаней в 1937-м), частные уроки и собственная музыкальная студия, открытая в 1930 году, позволили купить дом в Шанхае. Вместе с Сергеем путешествовали его брат Константин, который в России был директором своего театра, а в Китае заведовал бюро по найму прислуги и хозяйственного персонала.
В 1934 году композитор женился на дочери богатого домовладельца Клавдии Степановне Ивановой-Колударовой, которая была младше мужа на 15 лет. С первой супругой Сергей Сергеевич поддерживал дружеские отношения и вел переписку, а через некоторое время к отцу в Шанхай приехала дочь Ляля. Клавдия Степановна сразу подружилась с молодой красивой девушкой. Очень скоро Ляля вышла замуж за преуспевающего бизнесмена Виктора Андреевича Меньшикова (в семье у него была кличка Hello-boy), который вел коммерческие дела с японцами, что в то время в Китае считалось чуть ли не преступлением, поэтому в семье об этом говорили шепотом, а при посторонних вообще умалчивали.
Ляля жила в роскоши в самом престижной районе города, а на Пасху всегда одевала ожерелье из золотых пасхальных яиц, которые по традиции ей каждый год дарили родные и близкие. Очень скоро у нее родилась первая дочь Наташа, затем у ее отца появилась на свет дочь Ира. Следом у Ляли родилась вторая дочь Таня, а за ней у Сергея Сергеевича - дочь Оля. Получилось, что тетки были младше своих племянниц. Дружили девочки попарно в соответствии с возрастом. Повзрослев, Наташа с Ирой уже думали о кавалерах, а младшие Таня и Оля еще носились в компании сверстников по Шанхаю. Однако в воспитании детей наблюдалась существенная разница. Наташу и Таню воспитывали в американском духе, для них культом было все, сделанное в США.
Сергей Сергеевич придерживался чисто русской школы воспитания, основанной на отечественной классике и православных устоях. В Сочельник глава семьи неизменно садился за фортепиано и исполнял печатную лирическую мелодию из одноактной оперы Ребикова «Елка», а на Пасху в его обязанности входило проращивать овес, в чьи зеленые ростки клали разноцветные пасхальные яйца, которых обязательно должно было быть сто штук. Клавдия Степановна выпекала двадцать куличей, готовила пасху и собственноручно огромную рульку окорока. Стол постоянно был готов к трапезе, а двери дома открыты для гостей.
С переломом в Великой Отечественной войне (1943 г.) русских эмигрантов все сильнее охватывали патриотические чувства и все больше людей обращалось в Генеральное Консульство СССР в Шанхае с просьбой о разрешении вернуться на родину..
В 1946 году семья Аксаковых получила советское гражданство. Общество граждан СССР в Шанхае приняло композитора в свои ряды, где в рамках общественной работы Сергей Сергеевич читал цикл лекций по истории музыки, выступал в дни государственных праздников и знаменательных дат. Все шло к тому, чтобы возвращаться на родину. Но ухудшилось здоровье Константина Сергеевича, которого композитор не только искренне любил, но и считал своим ангелом-хранителем. Болезнь и последующая смерть брата в 1950 году отложила возвращение на родину и позволила избежать неминуемой участи первых возвращенцев - сталинских лагерей. Сергей Сергеевич потом часто повторял своим детям, что покойному Константину он обязан жизнью.
В 1954 году генеральный консул в СССР в Шанхае Н. Шестериков известил семьи о том, что ходатайство о выезде в СССР на работу по освоению целинных и залежных земель удовлетворено и выезд состоится 16 июля. Почему на целину? Желание вернуться на Родину заставляло эмигрантов использовать любой предлог, однако власти понимали все буквально, и летом 1954 года семья Сергея Сергеевича оказалась в совхозе «Новоивановский» Омской области, основной контингент работников которого составляли ссыльные молдаване.
Поселили Аксаковых в пустующей в летний период сельской школе, которая представляла собой одно большое помещение, разделенное на две части занавесками. Одну половину заняла семья композитора, а в другой разместилась семья переселенцев. На третий день в село из области прибыл ревизор по перемещенным лицам, которому хватило одного взгляда на растерянное лицо композитора, чтобы понять его душевное состояние. После короткого диалога ревизор посоветовал Сергею Сергеевичу немедленно ехать в Омск, получить паспорт и обратиться в соответствующие музыкальные инстанции.
Все так и случилось. Ему удалось получить работу руководителя фортепианных и теоретических классов в музыкальной школе города Тара Омской области.
Когда в 1959 г. в Москве отмечалось 100-летие со дня смерти С. Т. Аксакова, С. С. Аксаков принял в нем самое активное участие. «Под огромным портретом писателя сидел за столом президиума… вместе с двумя своими дочерьми счастливый и гордый его правнук.

 

Семья была благодарна Китаю, который их приютил, России, разрешившей вернуться на Родину, и, конечно же, Белоруссии, которая создала все условия для творчества. В течение года, ожидая квартиру, Аксаковы жили в номере люкс минской гостиницы «Беларусь» на полном обеспечении государства. Произведения, написанные в Китае, наконец-то увидели свет. Они исполнялись на концертах, песни пелись в хоровом исполнении и на эстраде, на радио был открыт цикл передач с участием Сергея Сергеевича.

В Минске он трудился до самой смерти. Там сейчас проживают дети и внуки его младшей дочери Ольги.

Вера Евгеньевна, первая жена, прожила более ста лет и умерла в 1990-х годах в Америке. Сергей Сергеевич ушел из жизни на 78-м году. Ирина Сергеевна обменяла минскую квартиру и перебралась в Подмосковье, где подрастает старший внук Сергей Сергеевич Аксаков. Младший внук - Иван.

Романсы и дуэты С.С. Аксакова:

-Колыбельная, сл.А.Майкова (1927 г.)

-Ночь, сл. А.Голенищева-Кутузова (1928 г.)

-Осенняя песня, сл. В.Чванова (1930 г.)

-«Угас последний луч...», сл. В.Эшпар (1934 г.)

-«Мне холодно», сл.В.Гофмана (1935)

-«Колыбельная Бил... «, сл.В.Брюсова (1938 г.).

-«Сказка», сл.В.Брюсова (1940 г.)

-«Когда умру я...», сл. А.Плещеева (1951 г.)

-«Из Гейне», сл. А.Плещеева (1951 г.)

-Цикл «Три женские песни», сл. А.Ахматовой (1934 г.)

-«Пусть небо серое», сл. С.Зубава (1952 г.)

-«Песня о Родине», сл. А.Разина (1955)

-«Письмо», сл. Н.Гофмана (1957)

-«Пора настала ...», сл. Н.Кириенко (1957)

-Дуэт «Из Данте», сл. В.Брюсова (1950)

-Дуэт «Где... над омутом ...», сл.А.Толстого (1952)

            Источники:

  1. http://www.aksakov.info/index.php?id=112
  2. Лариса Черникова «Неизвестный Аксаков» https://www.russianshanghai.com/hi-story/now/post411

 

 

 

Лекция « Где родился, там и пригодился» - к 229-летию со дня рождения С.Т. Аксакова

 

В преддверии дня рождения С.Т. Аксакова мне хочется вспомнить те периоды жизни писателя, которые прошли на просторах Оренбургского края, в родовом имении Ново-Аксаково(Знаменское).

Лучшее, что мы приносим во взрослую жизнь, мы обретаем в семье. Время детства, проведенное с бабушками и дедушками, с родителями, братьями, сестрами надолго сохраняются в душе взрослого человека. Так уж мы устроены.

Мы одинаково это чувствуем, но далеко не каждый может изложить прожитое образным литературным языком. Да так изложить, что мы с замиранием сердца читаем строки, написанные С.Т. Аксаковым, узнавая в маленьком дворянском мальчике себя в детстве. Я уверена, вы догадались, о каком из произведений С.Т. Аксакова идет речь. Конечно же, это « Детские годы Багрова-внука». Именно годы, проведенные в имении деда так запали в душу Сережи , что воспоминание о них он пронес через всю свою сознательную жизнь, а в преклонном возрасте отразил все это на бумаге. Любовно и поэтично описывает он семью, где вырос.

Отец его -Тимофей Степанович был тихим, застенчивым, добрым и благо-

родным. Он привил сыну любовь к природе, к простому народу . Мать - Мария Николаевна городская, светская дама блистала умом и красотой. Она научила мальчика рано читать и правильно ориентироваться в окружающем мире.

В семье он был вторым ребенком , первая была девочка, которая скоропостижно умерла едва родившись. Появление Сереженьки, в 1791 году несказанно осчастливило не только родителей, но и старика Аксакова. Когда радостная весть из Уфы дошла до Знаменского Степан Михайлович, перекрестившись, достал из шкафа родословную книгу, взял из чернильницы перо и против имени Тимофей написал имя Сергей, сказав при этом: «Слава Богу, родился продолжатель рода и фамилии АКСАКОВЫХ.

Встреча Сереженьки с миром, с окружающими людьми отмечена была каким-то особенным радостным светом. «Желанный, прошенный и моленный, он не только родных, но и всех обрадовал своим появлением на белый свет; даже осенний день был по-настоящему тепл как летний…»

Судьба подарила будущему писателю все, о чем только можно было мечтать: заботливость и ласку матери, любовь и жизненную практичность отца, нежные и братские чувства к своим сестрам и братьям, раздолье и красоту природы.

Если есть блаженство на земле, то его переживал Сережа Аксаков в своем родном и милом Аксакове. Сколько раз приезжал, возвращался в свое милое местечко Оренбургского края, и всегда это была безумная радость встречи. И так с самого детства, с тех пор как привезли его родители с Уфы. Особенно памятно ему то волнение, с каким въезжал в Аксаково вместе с матерью, забравшей его, больного, из Казанской гимназии, где он учился. Беспрестанно спрашивал кучера, скоро ли будет видно деревню? И вот наконец тот сказал, наклоняясь к переднему окошку: « Вот и наше Аксаково как на ладонке . Мальчика точно сорвало с места, сердце его так и забилось, когда сверху , с горы, увидел лежащее в долине Аксаково с огромным прудом, заросшим камышом, мельницей, длинным рядом изб, высокими березовыми рощами. Карета, притормозив при крутом спуске, покатилась по длинной пологой дороге, прогремела по мосту через Бугурусланку и вскоре остановилась около дома.

С крыльца сходил отец, улыбаясь своей мягкой, доброй улыбкой; бежала сестрица, звонко крича : « Братец Сереженька на козлах!» Другая, крохотная сестрица, была на руках кормилицы, а маленького братца вывела тетка, взбудораженная приездом. Сколько было радости , объятий, поцелуев, ведь в сборе была вся семья. Снова он в деревне.

А сколько радостей ждало его впереди! Начались дни полные детского счастья. Прежде всего, его ждали любимые места. Сереже нетерпелось поскорее побывать на острове, окруженном с двух сторон старицей реки Бугуруслан. Это совсем недалеко от дома, но какая здесь глушь, какая прохлада. Кругом вода, можно часами смотреть, как неподвижно стоят в старице голавли, язи. Затем он побежал на пруд. И когда вбежал на плотину, то оцепенел от восторга, видя все ему знакомое и родное: широкую водную гладь пруда с зелеными камышами и лопухами у берега, мельницу с амбаром.

Отовсюду неслись птичий свист, писк, чириканье, щебетанье. Вдали над водным простором, виднелась Челяевская гора, как будто глядевшая на него своими красноватыми выпуклыми утесами.

Ну как было не забежать на Антошкины мостки, где он часто лавливал пескарей. А еще Сережа часто с отцом ездил в Антошкин овраг, чтобы полюбоваться сильным родником, падающим вниз пенистой пылью . А вот в Морозовском овраге не надо было подниматься на гору, чтобы увидеть ключ: он выбивался из каменной трещины у самой подошвы горы. Много пишет Сергей Тимофеевич о липовом колке, маленькой рощице, где у них стоял пчельник. Часто туда Сережа с отцом наведывался, и старый пчельник угощал их вырезанными прямо из рам душистыми сотами.

На другой день по приезду, Сережа с дворовым дядькой Евсеичем ходил удить в Малую Урему. « Первой же мыслью, как только просыпался маленький рыбак - была мысль об уженье. Скоро он уже бежал с удочкой на речку Бугурусланку. Сережа терпеливо следил за камышовым поплавком, забывая себя и все на свете».

Скоро пришел черед и другой страсти Сережи Аксакова – ружейной охоты. Однажды , отец взял сына с собой на охоту, но ружья ему в руки не дал, лишь заставил его бегать за убитой дичью. Только спустя три года, когда он приехал на летние каникулы, сделанный им первый выстрел в ворону решил его судьбу, как сам впоследствии говорил: он сделался страстным ружейным охотником. Теперь уже не только с удочкой, но и с ружьем пропадал он на реке и в поле.

В таких увлечениях проходило лето. И к великой радости матери и отца мало-помалу исчезли опасения за его здоровье. Между тем выздоровевший маленький рыбак и стрелок не довольствовался только рыбалкой и охотой, а завел две тетради из толстой синей бумаги, где детским слогом описывал тех зверьков, птичек и рыбок, с которыми он познакомился. В этих описаниях мальчика-наблюдателя как бы уже готовился будущий автор»Записок об ужении рыбы» и «Записок охотника Оренбургской губернии».

В своих рассказах Аксаков знакомит нас со всеми видами птиц. Особенно красочно он описывает лебедей, которых часто наблюдал на пруду. « Лебедь по своей величине, силе, красоте, грациозной осанке давно и справедливо назван царем всей водяной, или водоплавающей птицы . Белый, как снег, с длинною, гибкою и красивою шеею, он невыразимо прекрасен, когда спокойно плывет по гладкой поверхности воды…» А какое особенное впечатление производило на него пение соловья. Сергей Тимофеевич пишет: «Днем их пение не производило на меня такого волнующего впечатления, я даже говорил, что жаворонки поют лучше.

Но поздно вечером или ночью, когда все вокруг стихает при свете потухающей зари, при блеске звезд соловьиное пение приводило меня в восторг…»

Ночь проходила в смятении, а на утро Сережу уже ждали новые места, от которых также волновалась его ранимая душа: от увиденного в лесу, в поле. Маленький наблюдатель видел тяжелые крестьянские работы и очень жалел их в нелегком труде.

В прошлом гимназия и университет. Впереди взрослая семейная жизнь. Жизнь с его любимой Оллиной, После венчания Сергей Тимофеевич с молодой женой уезжает на жительство в Оренбургское имение к родителям. Теперь уже в доме отца возникла новая семья. Все повторилось снова: и жизнь с родителями и рождение своих детей, и трепетное нежное чувство к крохотному существу их первенцу – Константину.

Когда Костя подрос, пришел и его срок для рыбалки и охоты. Одним словом, как когда-то отец вводил маленького Сережу в мир природы, так и ставши отцом Сергей Тимофеевич передавал сыну, как бы по наследству свою любовь к природе, охоте и рыбалке.

Семья росла с каждым годом: в 1818-ом году родилась дочь Мария( умерла в четырехмесячном возрасте), в 1819г- дочь Вера, в 1820г- сын Григорий, в 1821г- дочь Оля. Прожив еще пять лет в Надеждино, Аксаков с семьей навсегда покидает Оренбургский край и теперь бывает здесь только наездами.

Предпоследний приезд Сергея Тимофеевича в Аксаково пришелся на конец сентября 1839 года. Трехмесячное пребывание в родных местах подходило к концу. Осталось несколько дней до Покрова, который приходиться на 1 октября. Где листом, где снежком покров землю покроет. Конец хороводам, начало посиделкам и начнутся свадьбы после завершения земледельческих работ. Представил Сергей Тимофеевич, как красочно оживиться деревня, как будет развертываться живописная свадебная игра. Так хорошо знакомый ему свадебный обряд трогал Сергея Тимофеевича своей поэтичностью и нравственной значительностью.

«Все родное, наше. И люди свои, поговорить с ними любо. Нет, лучше родных мест нигде. Где родился, там и пригодился» любил повторять Аксаков.

И в самом деле, это так. Хотя он родился, а в Уфе, но родным стало для него Аксаково, где жил его дед, отец, родились старшие дети. Чувствовал Сергей Тимофеевич, что это его родная земля, набитая ногами его предков, тысячами крестьянских лаптей, лапами всякого зверя и птицы; и, эта дорога укатанная телегами, колясками, санями, прокаленная зноем и морозами. Всего какая-нибудь верста, а нет на земле иной версты, которая бы для него был самой любимой и родной.

Уезжали они с Константином в Москву утром, в тихий серенький денек. Небо было сумрачным, накрапывал теплый дождь, самая любимая пора рыболова, когда он любил удить, укрывшись под ветвями дерева.

Карета тронулась от крыльца, толпа крестьян провожала его. Проезжая мимо церкви и часовни, под которой был склеп с могилами отца и матери, он мысленно помянул их и подумал, когда же еще придется ему прийти к ним. Сергей Тимофеевич высунулся из окна кареты и долго глядел на удаляющееся Аксаково, пока оно не скрылось, оставив налет грусти на его лице.

 

«Духовные ценности семьи Аксаковых. Традиции и реликвии»    

Сергей Тимофеевич Аксаков, глава большой и дружной семьи, занимает видное место в истории нашей отечественной литературы. Выдающийся мастер реалистической прозы, тонкий психолог, писатель в совершенстве владевший сложным искусством изображения природы, отличный знаток всех сокровенных богатств русского народного слова, - таким мы знаем Аксакова. Таким знали и почитатели его таланта: Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев, Л.Н. Толстой,  Ф.И. Тютчев и др. Люди самых разных политических и эстетических взглядов, они были единодушны в оценке того большого вклада, который внес в русскую литературу автор «Семейной хроники», «Детских годов Багрова-внука», «Записок об ужении рыбы», «Записок охотника Оренбургской губернии». И, конечно же, автор всем нам хорошо известной сказки «Аленький цветочек».

Сергей Тимофеевич Аксаков родился 20 сентября (1 октября) 1791г. в Уфе, в небогатой, но старинной  дворянской семье.

Отец писателя Тимофей Степанович Аксаков- прокурор Уфимского Земского суда, по характеру тихий, застенчивый, но добрый и благородный. Он привил мальчику любовь к природе, т.к. сам воспитался среди нее.

      Мария Николаевна Аксакова/урожденная Зубова/ - мать писателя, была  умной и образованной женщиной.  Именно благодаря ей  Сережа научился рано читать.  Первыми книгами,  прочитанными маленьким  мальчиком, стала серия «Детское чтение для сердца и разума» под редакцией Н.И. Новикова, которую принес в дом Аксаковых друг семьи Сергей Иванович Аничков. Сергей Тимофеевич пишет «Я так обрадовался, чуть не со слезами бросился на шею старику и, не помня себя, побежал прямо через сени в детскую, лег в свою кроватку, закрылся пологом, развернул первую часть своей книжки и, несмотря на разумную бережливость матери, прочел все с небольшим  в месяц. В детском уме моем произошел совершенный переворот, и для меня открылся новый мир….».

Учась в Казанской гимназии и университете, Сережа прослыл отличным декламатором  и  мастерским актером. Эту славу он сохранил  на протяжении всей своей жизни. Следуя традиции семьи, в которой он воспитывался, и  уже, будучи женатым, он также  сохранил любовь к книгам, чтению их вслух в своей семье.

Книга в дворянской семье  являлась не только немым помощником в воспитании. Для более  яркого и глубокого восприятия прочитанных книг домочадцы разыгрывали мини-спектакли, музицировали, читали по ролям.

Как раз Аксаковы являются  ярким примером такой русской дворянской семьи, которая берегла традиции национального быта и сословного уклада. Сам Сергей Тимофеевич считал себя истинно русским человеком и старался сохранить и укрепить  в своем доме дух русской старины.

Дом Сергея Тимофеевича был, совершенно особенным, в отношении общей любви, сердечности, теплого радушия, а также тихого счастья, которые царили в нем. Все было основано на полной свободе и взаимном доброжелательстве. Все держали себя с непринужденностью, в том числе и дети. Все любили «отесеньку» (так называли отца дети), доброго гения своей семьи.

Созданию сердечной атмосферы в семье много способствовала жена Сергея Тимофеевича, Ольга Семеновна, которой Аксаков посвятил альбом-послание, так называемый «зелёный альбом».

 Альбом, хранящийся сейчас в Музее-заповеднике«Абрамцево», небольшого формата в зелёном сафьяне с золоченой застёжкой. На титульном листе – надпись: «Моей возлюбленной невесте 1816 года апреля 24 дня. Москва»7.

Послание раскрывает его чувства, переживания, его отношение к любви и браку. Его послания-письма  приоткрывают завесу того периода жизни, о котором он, «самый автобиографичный писатель в мире», не сказал ни слова8. Он пишет о своем детстве, отрочестве, юности, о своих литературных и театральных увлечениях, но нигде о своей личной жизни. Читавшие знают, что история любви к Ольге Семеновне нигде не описана. И только эти послания в «зелёном альбоме», искренние, страстные, рассказывают о самом счастливом времени его жизни. Альбом писем-посланий  можно назвать дневником, который является реликвией семьи Аксаковых. При помощи этого альбома новые члены семьи знакомятся с жизненным укладом ее и духовными ценностями.

Аксаков был счастлив как муж и отец. Его возлюбленная Оллина была дочерью суворовского генерала Семена Григорьевича Заплатина и пленной турчанки Игель-Сюмы, взятой в плен при осаде Очакова. Ольга  рано лишилась матери и жила с отцом на окраине Москвы, она стала его другом и помощником. Старый воин не мог заменить дочери умершую мать, по-своему воспитывал её тем особым духом доблести, который потом оказал ей такую великую поддержку в воспитании Богом данных детей.

Семья Аксаковых хранила традиции героического русского прошлого. Был, например, у Аксаковых в семье, совершенно особенный праздник –«Вячко», посвященный доблести и храбрости древнерусского витязя. Братья заранее готовились к этому празднику, отмечавшемуся 30-го ноября. В этот день сыновья наряжались в железные латы и шлемы, сестры – в сарафаны. Все вместе водили хороводы и пели песню, сочиненную Константином:

Запоём, братцы, песню славную,

Песню славную, старинную,

Как, бывало, храбрый Вячко наш…

Затем все вместе ели непременно русские блюда: пироги, кисели, смоквы.

Дети Аксаковых росли в атмосфере любви, добра, высокой нравственности и духовности. Родители уважали в ребенке личность. Всё, что для них было дорого – любовь к Родине, природе, литературе – они передавали своим детям. В этой семье  не существовало проблем отцов и детей. Младшие уважали старших, а старшие стремились понять младших, разделить их интересы и увлечения, стать их друзьями. В письмах к сыновьям Сергей Тимофеевич так и подписывался – «Твой отец и друг». Детей и родителей связывали не только родственные, но и духовные узы.

Даже  когда кто-либо из детей уезжал из дома, шла обширная и постоянная переписка – такая была традиция в семье.

Вот одно из писем Ивана Сергеевича Аксакова семье.

 

Крепостью родственных отношений в значительной степени объясняется причина того, что из восьми взрослых детей Аксаковых только трое – Григорий, Мария и Иван – создали свои семьи.  Слишком сильны были семейные привязанности, и страшно было начинать свою собственную жизнь вдали от привычного домашнего круга. Особенно это касалось дочерей.  Показательно в этом плане письмо старшей дочери Аксаковых, Веры, своей кузине Марии Карташевской, где она рассказывает о свадьбе сестры Машеньки:

«Событие радостное. Жених Машеньки – человек «прекрасный», «доброго, кроткого нрава, но сёстры грустят очень». И у всех такое чувство, что «прежняя семейная жизнь порушена навсегда».

 Для Веры уход из родного дома – это «страшный переворот в жизни», потому что «как ни люби мужа, а прежняя семья, родные, отец и мать,  не только не теряют своего значения, особенно для девушки, но еще и дороже становятся»11. Вера была первой помощницей и советчицей отца и матери, она была одаренной художницей, профессионально занималась живописью. Её работы высоко ценил Н.В. Гоголь и даже просил написать для него портрет Сергея Тимофеевича Аксакова. Так же , как её отец и братья, Вера Сергеевна прекрасно владела пером. На протяжении многих лет она вела дневники. Наиболее известен её дневник, посвященный событиям Крымской войны 1854-1855 гг., впервые опубликованный в 1913 году, где рассказывается  о том, как семья Аксаковых переживала этот тяжелый для России период. Вести дневниковые записи тоже было одной из традиций  аксаковской семьи. 

Старший сын – первенец Аксаковых Константин – публицист, историк, филолог и поэт, глава славянофильского движения, родился в Оренбургском имении Ново-Аксаково. Он закончил Московский университет, словесный факультет и активно включился в общественную жизнь. Женат не был. Полный физической силы и здоровья Константин был сражен смертью горячо любимого «отесеньки».  Тоска перешла в чахотку, и он умер на греческом острове Занте, куда родные отвезли его лечиться.

Второй сын - Григорий, родившийся тоже в Ново-Аксаково в 1820 году, единственный из детей писателя с ранней молодости жил вне родительского дома и был связан с родиной предков.  Являлся губернатором Уфы, Самары и Оренбургского края.  Григорий был женат на Софье Александровне Шишковой, дочери двоюродного брата адмирала Шишкова. В музее «Абрамцево» хранится рукописный альбом, подаренный невесте в день бракосочетания Сергеем Тимофеевичем Аксаковым. Это дань давней семейной традиции - дарить на дни рождения и другие семейные торжества - творческие подарки:  альбомы, рисунки, стихи, поделки.

Альбом, по своему содержанию, довольно своеобразен и явно выделяется среди традиционных домашних альбомов с их сентиментально- романтическими

стихами и рисунками. Он очень хорошо выражает  дух аксаковской семьи.  Непосредственное отношение к бракосочетанию имеет здесь стихотворение Ивана Аксакова «Душою светлой и прекрасной…» и рисунки сестёр, посвященные теме любви и материнства. Этот альбом также является реликвией семьи Аксаковых.

Говоря о Григории, нельзя  не отметить и тот факт, что он единственный из сыновей подарил Сергею Тимофеевичу внуков: Ольгу,  которой он посвятил сказку «Аленький цветочек». К сожалению, как и большинство дочерей Сергея Тимофеевича, Ольга Григорьевна не обзавелась семьей, хотя и прожила, довольно долгую жизнь. В память о знаменитом дедушке она собрала и сохранила очень важные семейные реликвии: письма, дневники, альбомы, портреты, книги, вещи, а что особенно важно, внучка сохранила архивы: Аксаковых, Тютчевых и Державиных. Благодаря Ольге Григорьевне, до нас дошли ценнейшие  материалы выдающихся людей 19 века.

Еще у Григория Сергеевича  были сыновья: Константин, Сергей, а также дочь Наталья. Вот одно из писем по случаю рождения сына Константина, названного в честь дяди Константина Сергеевича Аксакова.

К сожалению, мальчик прожил совсем недолго. Род Аксаковых продолжил Сергей Григорьевич Аксаков.

Третьим сыном Сергея Тимофеевича был Иван, не менее яркая личность в семье Аксаковых. Поэт, публицист, известный общественный деятель. Как и брат, Григорий, он окончил Петербургское училище правоведения, служил секретарем в Московском Сенате, потом  в Калуге товарищем председателя Уголовной палаты; затем перешел на службу в Министерство внутренних дел. В 1852 году вышел в отставку и принял на себя редактирование славянофильских изданий: «Русская беседа», «Парус», «День», «Москва».

Женился Иван Аксаков в 43 года на старшей дочери поэта Ф.И. Тютчева, Анне, фрейлине  Государыни Императрицы Марии Александровны. Познакомились они в доме-салоне тетушки Анны Федоровны – Дарьи Ивановны Сушковой, на одном из литературных вечеров. Между Тютчевой и Аксаковым возникла переписка, а со временем и чувства, переросшие в желание связать свои судьбы. Поселяются после свадьбы молодые в Абрамцево, в пустующем на тот момент доме, т.к. Ольга Семеновна и две дочери жили в Москве. Дом требовал ремонта, чем Иван сразу и занялся.

Надо сказать, что Ольга Семеновна всей душой приняла выбор сына. Она писала своей знакомой:

«Я только могу благодарить Бога за счастье Ивана моего, Господь награждает его такой необыкновенной девушкой». В свою очередь Ивану Сергеевичу нетерпелось поскорее познакомить Анну Федоровну с маменькой, чтоб она могла суметь передать  милой невесте все предания Аксаковского рода, все традиции  и обычаи, т.е. изустную «Семейную хронику».

Так случилось, что детей у молодой семьи не было. Первенец умер уже в утробе матери, что и спровоцировало дальнейшее бесплодие.

Иван Аксаков, как и его предки, сохранил  в своей семье традиции аксаковских литературных вечеров с чтением книг и декламацией произведений авторами, музыцированием, разыгрыванием домашних спектаклей. Об этом говорят письма Ивана к Анне Федоровне Тютчевой:

 «Я воображаю, моя милая Анна. Наши чтения, беседы, декламации….»

После смерти мужа, Анна Федоровна издала сочинения  Ивана Сергеевича и его переписку. Это стало также семейной реликвией Аксаковых.

 Жизнь писателя  С.Т. Аксакова и его семьи учит нас душевной близости, любви, заботе друг о друге, бережном отношении к родным и близким.